Клиника и терапия

О СООТНОШЕНИИ

СОЗНАТЕЛЬНОГО И ПОДСОЗНАТ&#

Александр ФИЛЬЦ

(Украина, Львовский государственный медицинский университет, кафедра психиатрии и психотерапии)


О СООТНОШЕНИИ

СОЗНАТЕЛЬНОГО И ПОДСОЗНАТЕЛЬНОГО



Уважаемые дамы и господа, уважаемые коллеги!


Разрешите поздравить всех с успешным проведением 2-го Всемирного Конгресса по Психотерапии и от всех украинских коллег пожелать дальнейшего развития научных дискуссий в области психотерапии.

(То же по укр.)

(То же по нем.)

(То же по англ.)

Этот доклад является продолжением и развитием дискуссии, проведенной в 1995 году в Sigmund-Freud-Gesselschaft на Берггассе 19. Возможность такой дискуссии была предоставлена Президентом Общества Фройда и одним из первых инициаторов психоанализа в Украине - г.Гарольдом Лёйпольдом-Левенталем. Тогда предметом дискуссии был вопрос о понятии времени в работах З.Фройда. И тогда же мы согласились, что этому понятию как самим Фройдом, так и его последователями уделялось довольно скромное внимание. Правда, после того, как были выбраны все цитаты Фройда, где им упоминается фактор времени, можно было констатировать одно, хотя и не абсолютное, но все же довольно выразительное противоречие. Это противоречие сконцентрировано лишь в двух небольших цитатах, и я их сейчас приведу. Первая цитата касается сноски в малоизвестной работе “Детерминизм, случайность и суеверия: точка зрения” (Gw, Bd4 стр.305). Фройд пишет:

“Поскольку процессы сгущения и смещения захватывают весьма значительные временные “расстояния”, преобразуя в содержании памяти все свежие впечатления, мы привычно полагаем, что именно время и есть тот фактор, который делает наши воспоминания нечеткими и “неуверенными”. Вполне вероятно, однако, что в процессах забывания о прямой функции времени не может быть и речи. Ибо можно констатировать, что следы вытесняемого материала в течение длительного времени не испытывают никаких изменений. Бессознательное вообще безвременно.”

Спустя 10 лет, но уже в основном тексте, в значимой работе “О бессознательном” (Gw Bd10, стр. 86) Фройд несколько уточняет свое видение фактора времени в бессознательном:

“Процессы, протекающие в системе бессознательного, лишены времени, т.е. они не организованы во времени, не претерпевают изменений в течение длительного времени, да и вообще никак не соотносятся со временем. Время имеет отношение только лишь к работе системы сознательного.”

Не уточняя и не разрабатывая эту свою позицию, Фройд обращается к проблеме времени (если, конечно, не упоминать феномены перенесения, регрессии и проблемы Todestrieb`а, где время рассматривается вполне традиционно) в связи с еще одним важным для психоаналитической теории переживанием - в связи с фантазиями. В работе “Поэт и фантазирование” (Gw Bd7, стр. 217-219) мы обнаруживаем совсем иную гипотезу:

“Отношение фантазий ко времени особенно важно: можно сказать, что фантазия “парит” между тремя временными координатами, тремя моментами времени нашего воображения. Душевная работа всегда привязана к актуальным впечатлениям,... отсюда она простирается на воспоминания ранних, чаще всего инфантильных переживаний, когда исполнялось другое желание, а затем создает ситуацию, имеющую отношение к будущему... Таким образом, прошлое, настоящее и будущее нанизываются на постоянное течение желаний, будто на шнур.”

Правда, мне хотелось бы заметить, что цитирование Фройда в нашем случае не является простой данью психоаналитической традиции, где принято начинать с высказывания основателя. Дело здесь совсем не в этом, а, скорее, в том, что после Фройда проблеме времени, а главное, его роли и месте в психическом аппарате, уделено ничтожно мало внимания. Если упомянуть лишь несколько работ, как, например, статью Стефана Гольоша (1933) о чувстве времени еще одно исследование 1993 года Ютты Гутвиньски-Егле “Травма и переживание времени”, то придется прийти к выводу, что фактор времени в аналитических рассуждениях до сих пор рассматривается скорее в его общепсихологическом смысле.

Возвращаясь к дискуссии в Sigmund-Freud-Gesselschaft, нужно сказать, что ее результатом оказались три следующих положения:


Противоречие между постулатом о безвременности подсознательного и структурированием фантазий как особых дериватов подсознательного в трехмерном времени “зависло в воздухе” и далее не уточнялось.


Фактор времени является принципиальным при рассмотрении проблемы инсайта.


Мною была высказана гипотеза о том, что инсайт является результатом изохронизации переживаний.

Сегодня я хотел бы еще раз рассмотреть понятие изохронизации, а также представить некоторые соображения о временном соотношении сознательного и подсознательного.

Для удобства изложения я хотел бы начать с проблемы соотношения сознательного и бессознательного. Хотя основные модели психического аппарата в психоаналитическом его понимании хорошо известны, все же коротко рассмотрим наиболее важные для нас конструкции.

Согласно топической модели (ее еще называют топографической) психический аппарат слагается из трех частей. Одна часть названа сознательным; эта часть наиболее близко прилегает к реальности и контактирует непосредственно с ней. Сознательное управляется вторичными процессами, подчиняющимися законам логики, иерархическим соотношениям и обычному линейному времени. С аналитической точки зрения время в сознательном является скорее даже следствием вторичных процессов, больше всего обусловленных функцией припоминания (Фройд - Gw Bd14, 1925). Вторая часть - это “страж-привратник” между двумя комнатами, пропускающий либо не пропускающий людей из большего помещения в меньшее (метафора также принадлежит Фройду). Эта система называется “предсознательным” и в ней помещается все, что может быть извлечено в сознание при помощи сфокусированного внимания. Наиболее глубокая часть предсознательного, однако, практически не осознается никогда. Третья часть - бессознательное. Для нас наиболее важны ее основные характеристики:

а) психическая реальность, означающая, что фантазии, желания, а также абстрактные символы ставятся на одну ступень с воспоминаниями о реально исполненных желаниях. Как видим, в этой характеристике фактор времени хотя и косвенно, через функцию припоминания, но все же присутствует;

б) непротиворечивость, при которой (цит. Фройд 1915) “одновременно активируются два побуждения, цель которых кажется нам несовместимой, но оба эти побуждения не отдаляются друг от друга и друг друга не устраняют”;

в) неотрицаемость, означающая, что в бессознательном одновременно сосуществуют противоположные содержания;

г) овеществленность слов и символов, когда со словами и символами обходятся таким образом, словно они есть настоящие вещи; при этом абстракции и рассуждения могут восприниматься буквально и конкретно;

д) игнорирование реальности, связанное тесно с основным принципом бессознательного - принципом удовольствия, для осуществления которого реальность является помехой. Здесь также “латентно” присутствует время, ибо согласно принципу удовольствия, всякое желание стремится к мгновенному удовлетворению;

е) вневременность, отмеченная нами выше.

Таким образом, в 5-ти из 6 основных характеристик бессознательного, так или иначе, мы имеем дело с фактором времени. Во всех этих характеристиках, однако, время есть нечто необязательно присутствующее, но важное для объяснения процессов бессознательного. Отметим также, что, если речь и идет о времени, то прежде всего об “одновременности” либо мгновенности.

В дальнейшем понятие бессознательного претерпело различные модификации. Главная и первая из них касается изменения модели психического аппарата у Фройда. Понимая все более для себя, что бессознательное есть своего рода метафорой, а границы между бессознательным и сознательным не столь однозначны, как в топической модели, Фройд предлагает ревизию построения психического аппарата и выдвигает хорошо известную сегодня так наз. структурную теорию с делением на Я, Оно и Сверх-Я. Здесь мы не будем рассматривать основные характеристики этих трех инстанций, а также их взаимоотношения, поскольку основные характеристики осознаваемых и неосознаваемых переживаний в этой модели в общем и целом остаются прежними.

Эволюция взглядов на бессознательное, однако, продолжала идти своим путем, отчасти независимо от взглядов на строение психического аппарата, т.е. от двух названных выше моделей. Кроме наиболее общепринятых воззрений на бессознательное в психоанализе рассматриваются также и некоторые другие. Если при этом попытаться собрать в единый список все возможные подходы к пониманию бессознательного, то получится, что понятие “бессознательное” весьма многозначно. Из упоминаемых в литературе наиболее часто встречаются следующие значения бессознательного (цит. по...........................):


бессознательное как психическое проявление влечений (Оно);


бессознательное как энергетический источник душевной жизни;


бессознательное как вытесненное в жизни человека (инфантильное);


бессознательное как особый принцип работы души (первичный процесс);


бессознательное в смысле частей Я и Сверх-Я (Я-идеал);


бессознательное как антоним сознания.

Эти шесть коннотаций нами уже упоминались. Кроме них имеются еще две:

7) бессознательное как архаическое наследие;

8) бессознательное как демоническая сила.

Попробуем теперь выделить из сказанного наиболее существенное для наших рассуждений.

Во-первых, строение психического аппарата у Фройда, как известно, находится под значительным влиянием механистического и детерминистского взгляда на мир. Можно также добавить - биологизированного (достаточно напомнить упорное отрицание Фройдом ненаследуемости приобретенных признаков и отстаивание биологического закона Геккеля). Именно этим в значительной степени и объясняются сами названия основных концепций психического аппарата. Но самое главное для нас - это то, что построение психического аппарата формулируется сугубо в пространственных представлениях. В первой модели бессознательное понимается как некоторая нижняя палата или комната, нижний резервуар. Предсознательное рассматривается как пространственная граница, порог, страж-привратник между двумя комнатами. Сознательное видится как верхний слой, нечто, обращенное и прилегающее к миру реальных вещей. Во второй модели, хотя и нет столь однозначного размещения психического аппарата в пространственных координатах, но все же вводится пространственно-иерархическое взаимоотношение между инстанциями Я, Оно и Сверх-Я.

Во-вторых, бессознательное рассматривается как противостоящая сознательному часть психики. Чаще всего эта - бессознательная - часть понимается как иррациональная, внелогичная, неразумная, инфантильная и, в целом, мешающая эффективному и зрелому функционированию сознательного. Правда, из этого имеется два важных исключения. Первое из них - это так.наз. демоническое бессознательное, о котором Фройд лишь упоминает, но благодаря которому, как свидетельствует терапевтическая практика, происходит новое осознание или знание вообще. Это также хорошо известные озарения в сновидениях, мгновенные решения неразрешимых до сих пор задач, инновационные идеи, словом, все, что мы получаем от длительной неосознаваемой синтетической работы. Сам Фройд писал об этом. Однако, он как бы опасался отдать должное своим предшественникам, мыслителям-романтикам, задолго до него писавшим о бессознательном (начиная от Новалиса и заканчивая Гете, Шеллингом и Эдуардом фон Хартманом), а поэтому избегал этой темы. Стремясь остаться в русле строгой механистической науки, он отдал инициативу изучения творческой и синтетической силы бессознательного своим более гностически настроенным последователям, из которых можно назвать хотя бы К.Г.Юнга и Э.Фромма, а также отчасти и К.Роджерса. Второе исключение составляет архаическое бессознательное, в котором, как думал Фройд “гнездится” весь филогенетический опыт человека (именно здесь Фройд с завидным упорством игнорировал современные ему взгляды эволюционной биологии). Для нас особенно важно то, что, как и в первом исключении - т.е. в случае демонического бессознательного, так и при архаическом бессознательном - речь идет об извлечении непосредственного синтетического знания.

Третье, что я хотел бы выделить из всех понятий бессознательного - это высказанную уже в начале доклада несогласованность мнений самого Фройда по поводу фактора времени. Бессознательное постулируется как лишенное временных взаимоотношений и не знающее времени вообще. Вместе с тем, такие важные его характеристики, как непротиворечивость, неотрицаемость, а также психическая реальность и ее игнорирование, предполагают, как я уже отмечал выше, обязательную одновременность либо “мгновенность” неосознаваемых переживаний. Если так, то о какой одновременности или мгновенности в этих случаях может идти речь? Как согласуется также постулат о безвременности бессознательного со структурированием фантазий в трехмерном временном пространстве, значительная часть которых принадлежит бессознательному. И еще: если допустить, что демоническое и архаическое бессознательное имеют место (и здесь нужно учитывать, что работы К.Г.Юнга представляют значительный доказательный материал в пользу существования коллективного бессознательного), то мы должны спросить себя, каким образом происходит синтезирование знания, переживаемое нами как озарение? Ведь, как полагал Фройд, и принято считать сегодня, процессы сгущения и смещения, лежащие в основе внезапных синтетических идей (как это мы знаем из сновидений), происходят далеко не только, а может быть, и вообще не в психическом пространстве, сколько в психическом времени.

Итак, из приведенного краткого обзора понятий, вкладываемых в термин “бессознательное”, мы выделили три момента, которые могут показаться достаточно дискуссионными. Повторим их еще раз. Это:


Строение психического аппарата представлено у Фройда - здесь добавим также - у большинства последователей, разрабатывающих проблему структуры психики - в пространственных координатах. Заметим здесь, также, что такое утверждение остается справедливым и для объектной теории, и для Эго-психологии, и для Self-психологии, и даже для наиболее современных психодинамических концепций (напр. Mentzos в концепции регуляции нарцистического гомеостаза);


Синтетическая функция бессознательного рассматривается в психоанализе скорее как краевая проблема, хотя и признается, что эта функция может иметь прямое отношение к феномену озарения (инсайта);


Бессознательное представляется как лишенное времени, но при этом большинство описательных характеристик, касающихся тех или иных сторон бессознательного, опираются, так или иначе, на временные факторы - одновременность, мгновенность и даже многомерность.

Понимая всю сложность и дискуссионность выделенных трех моментов, я хотел бы предложить некоторые соображения по их поводу. Эти соображения отчасти базируются на практическом опыте работы с пограничными пациентами, отчасти же - на размышлениях в продолжение первой дискуссии в Sigmund-Freud-Gesselschaft.

По первому и второму моментам, т.е. о пространственном строении психического аппарата и соотношении С и БС. Следствием таких - пространственных - представлений о структуре психики является в психоанализе доминирующая точка зрения, согласно которой сознательное есть не только “нижняя часть” психического аппарата, но и та, которая формируется в значительной степени вследствие “сбрасывания” туда вытесненного психического материала. Уже здесь имплицитно присутствует фактор времени, а именно - бессознательное как часть психического аппарата формируется на основе и после сознательного. Сознательное представляется, проще говоря, как онтогенетически более поздняя часть психического аппарата. Эта ортодоксальная точка зрения подвергалась сомнениям неоднократно, уже начиная с первых концепций объектных отношений, хотя и никогда явно не опровергалась. Значительную долю сомнений в дискуссию о соотношении сознательного и бессознательного внесла теория развития Self Дэниэла Стерна. Можно думать, однако, что постановка вопроса “что раньше - что позже” и “что ниже - что выше” является достаточно схоластической. Если попытаться собрать вместе все воззрения на проблему формирования психического аппарата, то сегодня равнодействующей точкой зрения была бы скорее всего та, которая позволяла бы утверждать, что бессознательное и сознательное возникают и развиваются параллельно, но каждое - и это могло бы быть наиболее интересной гипотезой - в своих временных координатах. Не исключено также, что бессознательное имеет свою сложную структуру времени, попросту не соответствующую линейному времени сознательного. Имеено эта гипотеза и была высказана в 1995 году в дискуссии в Sigmund-Freud-Gesselschaft, но здесь специально и подробна мы ее рассматривать не будем, поскольку на сегодня для такого утверждения имеется слишком мало клинических доказательств. Мы вернемся к этому вопросу несколько ниже, рассматривая проблему инсайта, а здесь предложим, наряду с существующими еще один принцип соотношения сознательного и бессознательного.

Независимо от того, в каких пространственно-временных соотношениях находятся С и БС, следовало бы внимательно отнестись к упоминаемой особенности бессознательного - к мгновенному синтезированию доселе несуществующего знания. Условно эту функцию можно было бы назвать гностической, что, кстати, хорошо бы отвечало представлениям Фройда о демоническом бессознательном. В связи с этим хочу обратить Ваше внимание на одну деталь, на первый взгляд, всего лишь этимологически-смыслового характера. Речь идет о том, как в истории культуры образовалось и развивалось слово “сознание”. Латинский термин “сonsciencia” (дословно - со-знание, Be-wusstes, с-відомість, s-wiadomosc и т.п.) в своем первичном значении выводится из греческого “схизис” и далее от санскритского “ ”. При этом слово “знание” или “ведение” в историческом контексте тесно связывается с разделением на части, расщеплением или, по-гречески, “анализисом”. Это смысловое значение сознания объединяется с анализом далеко не случайно, ибо для сознательной деятельности наиболее важной предпосылкой является аналитическая функция, в психоанализе именуемая тестированием или распознаванием реальности. Бессознательное, в таком случае, не всегда обязано быть “оппонентом” сознания и ему противостоять. Если только допустить, что развитие С и БС есть процессы параллельные, а также принять во внимание из взаимодополняющее значение для психического аппарата, то можно было бы сказать, что в этом ракурсе БС может выполнять и выполняет важную синтетическую функцию. При этом речь, конечно же, идет о тех случаях, когда синтетическое решение “проваливается” в сознание в виде мгновенного решения (инсайта).

Здесь мы подошли к первой главной гипотезе этого сообщения, а именно: соотношение С и БС, кроме традиционно рассматриваемых вариантов, может формулироваться как соотношение аналитической и синтетической функций психического аппарата. В связи с этим противостоящая сознанию часть психического аппарата могла бы иметь более нейтральное, нежели БС, обозначение - внеосознаваемое (extra-conscious, Extra-Bewusstes).

В заключение необходимо сказать еще несколько слов о собственно временной проблеме. Она, как уже неоднократно говорилось, наиболее четко проявляет себя при обсуждении феномена инсайта. Чаще всего инсайт, если интерпретируется в связи с фактором времени, то в терминах синхронизации переживаний (одна из наиболее подробных дискуссий по этому поводу принадлежит Чиомпи). К сожалению, здесь нет возможности для специального рассмотрения всей проблемы инсайта и времени, поэтому разрешите ограничиться лишь только гипотезой. С ней, с этой гипотезой, мы замыкаем круг и вновь возвращаемся к дискуссии в Sigmund-Freud-Gesselschaft. Эта гипотеза относится также к уже рассматривавшемуся нами положению, согласно которому С и БС имеют каждое свою временную структуру. Если допустить, что это верно, то тогда возникновение инсайта должно быть обязанным специальному процессу, при котором временные структуры С и БС становятся сходными или одинаковыми. Этот процесс предлагается называть изохронизацией. Аналитическая практика показывает, что мгновенное осознавание (инсайт) наступает тогда, когда переживание “здесь и теперь” находит свое соответствие в далеко прошлых первичных переживаниях, при которых формируется базисный конфликт. Поэтому для аналитической практики так важно, чтобы в терапевтической процедуре был найден соответствующий момент и соответствующее смысловое содержание для подобного “замыкания” переживаний настоящего и прошлого. Поэтому также основой основ психоаналитической процедуры есть работа с перенесением.


HOME PAGE Go at the top of the page



A cura di Geko Sistemi